О фильме С.Ерженкова про священника Романа Степанова

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

«Пастернака не читал, но считаю, что советский писатель должен публиковаться в СССР»(с).

Жалестные люди на телеканале «Спас» собрались обсудить фильм Ерженкова про священника Романа Степанова, но обсуждают исключительно моральный облик Собчак (которая разместила фильм у себя на канале).

Кадр из фильма С.Ерженкова о священнике Романе Степанове

А Сергея Ерженкова, похоже, церковная тема зацепила всерьёз.

Ранее он уже снял фильмы «Духовник» (2017) — о митрополите Тихоне (Шевкунове) и «Папа русский» (2020) — о патриархе Кирилле. Те оба фильма вышли откровенно пропагандистские, всё было склеено из каких-то штампов и слухов «о страшной эрпэце».

Потом был «Монастырь особого значения», снятый совместно с Собчак. Этот, надо сказать, выгодно отличался от предыдущих своей документальностью. Хотя принадлежность режиссёра к определённому идеологическому «лагерю» и там была очевидной.

Но вот фильм про Степанова — это уже что-то совсем другое (совсем не факт, что сам С.Ерженков это осознаёт). Его даже антиклерикальным не назвать. В общем-то, это просто документальный фильм.

Название, конечно, — типичный кликбейт (продюсерам нужен трафик?). Но по содержанию — это очевидный скачок роста. Герой показан, как он есть — следы наркозависимости и психотравмы налицо. Такой не то что в духовные наставники не годится, — его самого надо лечить и поддерживать. Все его инвективы про коррупцию в РПЦ и счета патриарха больше походят на бред душевнобольного, чем на тезисы Мартина Лютера. Какая там «программа церковных реформ» — дайте человеку успокоительного.

Вообще, самое интересное в фильме — не сам Степанов и не его «программа» (с темы коррупции в Церкви всё вообще очень быстро соскакивает). Интересны всякие второстепенные персонажи. Тот самый контекст, из которого этот «феномен Степанова» и вырастает. Бабушки, уверенные, что Степанов сошёл с ума, потому что во время прививки его «чипировали» — это, конечно, режиссёрская удача.

Сцена с Кураевым — ясное дело, постановочная, но от этого не менее ценная. Мол, «старик-Кураев нас заметил», и далее по тексту. Степанов приходит к отцу Андрею на поклон, как пионеры к ветеранам. Разве что без цветов. Но очевидно, что Кураев — не учитель жизни, и герою он не поможет. «Церковь должна быть локомотивом нравственного прогресса, а вместо этого она — какой-то тормозной вагончик», — голос «протодиакона всея Руси» звучит как старая пластинка… Идите, юноша.

Вообще, Степанов — как князь Мышкин в «Идиоте». Кто-то пожалеет, кто-то — отфутболит. Ещё непонятно, кто из собеседников самый больной.

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

Добавить комментарий