«Он плывёт по течению. И в этом его мудрость» (о патриархе Кирилле (Гундяеве))

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

Социолог религии Сергей Филатов с 1993 года занимается полевыми исследованиями в сфере религии и общества. В ходе работы над проектом «Энциклопедия современной религиозной жизни России» команда С. Филатова объехала все епархии РПЦ, опросила сотни священнослужителей. Тема сегодняшней колонки – как духовенство относится к патриарху Кириллу, какими качествами обладает Кирилл как руководитель и каковы первые итоги его патриаршества.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Фото — Сергей Пятаков / РИА Новости

Лавировать и руководить

Обычно о патриархе Кирилле говорят как об явном лидере, который стремится всё возглавить и направить. А по-моему, его главная черта — плыть по течению. Он видит процессы, которые сами по себе, объективно происходят в церковной жизни и пытается как-то между ними лавировать и ими руководить. Можно сказать, что он просто чувствует веяния времени и откликается на них. И в этом его мудрость.

Например, до 2009 года, когда Кирилл стал патриархом, социальное служение и благотворительность присутствовали в Церкви на минимальном уровне. От высшего церковного начальства запросто можно было услышать, что социальное служение — баловство, пришедшее с Запада. И вообще, сил и средств не хватает на более важные вещи. Но уже тогда возникло и начало расти церковное волонтёрское движение. В него вступают люди, для которых вера – это служение ближнему. Участие в богослужении и пост для их религиозности не более, а то и менее, важны, чем дела милосердия. Кирилл увидел это движение, осознал его значение и стал уделять его развитию большое внимание.

Существует определенная логика развития Церкви, которая не очень сильно зависит от личности лидера. За прошедшие годы духовенство, при советской власти искусственно оторванное от народа, сблизилось со своей паствой, начало понимать и принимать ее ценности и интересы. Духовенство начало осознавать, что в пастве присутствуют и либералы, и консерваторы, и путинисты, и навальнисты, и даже немножко коммунистов с фашистами. Церковь существует для всех, несмотря на различие политических, и даже в значительной мере религиозных взглядов. Как настоящий руководитель, Кирилл, как мне кажется, понял, что это многообразие, при всех связанных с ним сложностях, — бесценный капитал Церкви. Что таким образом РПЦ становится уникальным для нашей страны «объединителем необъединяемого». И сегодня Русская Церковь — это действительно национальная Церковь, где всем желающим есть место.

Ещё один яркий пример эволюции церковного сознания, поддержанный патриархом. В середине 90-х годов для большинства духовенства было характерно убеждение, что православие — русская вера. Моё первое полевое путешествие было в Мордовию, и там все священники говорили: нам бы своих, русских ко Христу привести, да мордва и не нуждается. Даже священники-мордвины говорили, что принятие православия равно русификации (и они были за русификацию). С аналогичными взглядами я сталкивался и в других регионах – Горном Алтае, Якутии, Мари Эл, где было заметное число нерусских. Сейчас повсюду в России православные миссионеры учат местные языки, поощряют национальные особенности в церковной жизни, и так далее. А те, кто, считает православие этнической русской религией, сидят ниже воды — тише травы.

Б (бюрократия)

К сожалению, поддержка позитивных процессов сочетается у патриарха с мелочным бюрократизмом, от которого мучается духовенство по всей Руси великой. Трудно найти священника, который в разговоре о церковных делах не начнёт ныть, что он совершенно измучен патриархийной бюрократией. Причём неважно, либерал он, или консерватор.

Сегодня на местах, в епархиях по отношению к Кириллу как к патриарху, и вообще к церковному начальству, конечно, очень сильно раздражение. Связано это с ростом централизации церковного управления и бесконечными бюрократическими требованиями. Люди устали от постоянных дурацких отчётов и «указивок», как говорили в советское время.

Жалуются на бессмысленность требований. Например, открыть в каждом приходе воскресную школу. Но где-нибудь в деревне, где никаких детей нет, какая может быть воскресная школа? А если город маленький, и в нём есть одна воскресная школа, где собраны все местные интеллектуальные силы, — зачем её дробить на три? Если священники прихода компетентны в каком -нибудь церковном деле и совершенно не компетентны в других, — зачем от них вымучивать какое-то служение, на которое они не способны? Скажите спасибо за то, что одно какое- то дело они делают хорошо. И всё в таком роде.

Вся эта глупость – естественный результат того, что гигантская бюрократическая система нашей Церкви не предполагает никакой обратной связи. Идиотизм – это закономерное следствие неограниченной власти. Думаю, что патриарх Кирилл понимает всё это гораздо лучше, чем можно было бы подумать по его поведению. Но он ничего не может изменить во всём этом. Предполагаю, что он видит бесконечное враньё в отчётах, но он не может найти другого способа управления всем этим хозяйством. Потому что он боится перемен и не хочет отказаться от той власти, которую имеет. В этом плане есть  нечто общее между Кириллом и императором Николаем I. Он ведь тоже был неглупый человек, и система, которую он создал, была самому ему не очень симпатична. Но он ничего не мог с собой поделать.

Меж рабством и свободой

Чем дальше идет оздоровление Церкви от коммунистического плена, тем отчётливее видна самая сложная и самая важная проблема, требующая реформирования – полное отсутствие законных норм в администрировании Церковью. Патриарх безраздельно властвует над всей Церковью, архиереи в своих епархиях никому и ничему не подчиняются, часто творят произвол и удовлетворяют свои капризы за счет Церкви. Среди епископов есть достойные уважения люди, но и им всевластие на пользу не идёт.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Фото © Гавриил Григоров / ТАСС

Отдельная проблема — церковный бюджет, находящийся в бесконтрольном владении церковного начальства. С каждым годом острота этой проблемы нарастает. Если Кирилл будет патриаршествовать еще долго, то ему придется её решать. Учитывая его политический и административный таланты, не исключено, что, когда совсем уж припрёт, он же и сломает ту машину, с помощью которой долгие годы правил и которая обеспечивала ему роскошный образ жизни.  Что нужно делать — не тайна. Гласность, выборность, разделение властей — средства известные и используемые в самых разных церквах и странах.

Что касается отношений Церкви и государства при Кирилле – понимаете, тут вопрос в том, с чем сравнивать. Если сравнивать РПЦ с Католической Церковью в Латинской Америке – то у нас позиция Церкви выглядит как совершенно холуйская и унизительная. Если сравнивать нынешнюю Русскую Православную Церковь с той же Церковью советского периода – сегодня всё очень даже неплохо. Вопросов масса, но всё-таки проявлений церковной независимости ­- немало. Многие священники и епископы выступали против пенсионной реформы. Официального приветствия присоединения Крыма со стороны РПЦ также не было. Двести священников подписали письмо в защиту арестованных по «московскому делу», и священноначалие их не репрессировало.

А дискуссия об освящении оружия – это же совершенно невозможная вещь еще лет двадцать назад! И таких примеров за последние годы можно назвать много. Критики патриархии утверждают, что этого мало, что все эти действия непоследовательны и противоречивы. Но первые шаги всегда робкие. Иногда даже «один шаг вперед, два шага назад». К тому же внутриполитическая ситуация в стране не способствует развитию самостоятельности и независимости Церкви. Но эти первые шаги — как раз самые важные. Их сделать сложнее всего. Потом, как говорил один великий русский реформатор, «процесс пойдёт».

О «бункере патриарха»

Кирилла часто упрекают в том, что он недоступен для рядовых священников и верующих, что он окружил себя челядью и охраной. Приводят в пример архиереев советских лет, в частности, учителя Кирилла — митрополита Никодима (Ротова), а также патриарха Сербского Павла. Что тут можно сказать? Слишком разные обстоятельства. Сложно сравнивать. В конце концов, премьер-министр Нидерландов тоже более доступен, чем президент США. Это вопрос занятости и востребованности. В РПЦ сейчас десятки тысяч священников, быть реально доступным для всех —  физически невозможно.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Фото — Патриархия.ру.

Кроме того, Кирилл, видимо, не считает нужным таким образом «пиариться». Судя по всему, он представляет себе патриаршество чем-то вроде царской власти в Византии. Судя по его воспоминаниям, он вынес это из детства, когда простые верующие считали владыку чем-то вроде Бога на земле. Мне кажется, Кирилл считает, что в образе церковного монарха он достигает большего авторитета, чем он достиг бы демократической вознёй с подчинёнными, младенцами или студентами.  

Часто пишут, что патриарх «самоустранился из публичного пространства», «прячется в бункере». Что у него сложности в отношениях с властью. Потом, полный энергии, он появлялся вновь. На моей памяти он исчезал уже много раз, и, похоже, это никак не связано ни со здоровьем, ни с политикой. Просто он так функционирует – волнами. Видимо, у него такая психика, а может быть, в определённые периоды он считает полезным затаиться. Он на какой-то период выпадает из активных процессов (а, может быть только из публичной сферы), отдыхает (на лыжах катается?), а потом снова работает.

Сергей Борисович Филатов – социолог религии, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН. С 1994 года – руководитель проекта «Энциклопедия современной религиозной жизни России». Ответственный редактор и соавтор четырёхтомного издания «Современная религиозная жизнь России. Опыт систематического описания» и трёхтомного «Атласа современной религиозной жизни России».  Научный редактор и один из авторов издания «Религиозно-общественная жизнь российских регионов» (публикуется с 2014 года, к 2021 году изданы 1-3 тома; в 2021 году будет издан 5 том; 4 том предполагается выпустить в 2023 году). Фото из архива С.Б. Филатова.
ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

Добавить комментарий