Последние «советские» выборы патриарха

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

50 лет назад, 30 мая 1971 года в Троице-Сергиевой Лавре открылся Поместный собор РПЦ, избравший патриархом Пимена (Извекова).

Чем этот собор знаменателен?

Фактически это были последние «советские» выборы патриарха в России. Последующие выборы 1990 года, на которых был избран патриарх Алексий II, уже не были в такой степени срежиссированными.

Поместный собор 1971 года. Фото — Церковно-археологический кабинет МДА.

Период «межпатриаршества», который предшествовал собору 1971 года, продлился больше года. Официально это называлось «трауром по патриарху Алексию». То есть, предыдущий патриарх — Алексий I (Симанский), — управлявший Русской Церковью с 1945 года, скончался 17 апреля 1970 года. Он был патриархом 25 лет — дольше всех русских патриархов в истории.  На момент смерти ему было 92 года и сам он шутил, что «так долго жить — просто неприлично». П0

По Уставу РПЦ выборы нового патриарха должны были быть проведены не позднее шести месяцев со смерти предыдущего. Но на момент смерти Алексия I ситуация в Церкви была такой сложной, что власти и церковная верхушка больше года не могли согласовать ни даты собора, ни списка кандидатов, ни собственно фигуры будущего патриарха (как и в случае с соборами 1944 и 1945 годов, свободных выборов патриарха, конечно же, не предполагалось).

Патриарх Пимен был избран 2 июня 1971 года единогласно, в результате открытого голосования. На выборах он был единственным кандидатом («у нас в Советском союзе всё заранее глубоко обдумывается и случайностей быть не должно!», — сказал Макарцев, помощник главы Совета по делам РПЦ Куроедова). Процесс этого «голосования», а фактически — постановочного действа,  запечатлён в советском документальном фильме.

До избрания в патриархи Пимен был митрополитом Крутицким и Коломенским, местоблюстителем патриаршего престола. Считается, что кандидатура Пимена была согласована Политбюро ЦК КПСС, Советом по делам религий и КГБ. Обычно Пимена описывают как патриарха тихого, незаметного, абсолютно лояльного властям. Однако реальность гораздо сложнее, и как историческая личность патриарх Пимен был совсем не прост. На момент избрания в патриархи за плечами у него была «антисоветская деятельность», и соответственно, лагеря и ссылки. И, кроме того, в годы ВОВ он был боевым офицером.

Он принял монашество ещё до войны, в 1927 году. Уже в 1932-м он был арестован в первый раз – по делу о «церковно-монархической организации» (конкретно иеромонаха Пимена обвиняли в «разговорах о восстановлении монархии»). В 1932-34 гг будущий патриарх служил в Красной армии, затем вернулся к служению. В 1937-м был снова арестован, отправлен в Дмитлаг, где работал на строительстве канала «Москва-Волга». В 1939-м – сослан в Узбекистан. Там, между прочим, учился на литературном факультете Андижанского пединститута и работал завучем в местной школе.

В годы ВОВ был призван в армию, сражался на Южном фронте, дважды был контужен. Служил адьютантом у генерал-майора Ф.Шевченко.  В 1943 был тяжело ранен, отправлен в госпиталь. Далее сведения о его биографии разнятся. Весьма вероятно, что он не намеренно вернулся на фронт после госпиталя, чтобы вернуться к церковному служению, и был арестован за дезертирство. Итогом стала отправка в Воркутлаг. От смерти заключённого Извекова спасла только «победная» амнистия для участников войны.

Ещё Пимен известен тем, что в 1970 году, будучи уже местоблюстителем патриаршего престола, во время эпидемии холеры в южных городах России, он издал постановление о временном запрете для верующих прикладываться к иконам и крестам и принимать Святые Дары (эта мера, естественно, была непопулярной в церковной среде и доставила Пимену немало проблем).

Одним из наиболее сильных кандидатов в патриархи, помимо Пимена, был учитель и покровитель нынешнего патриарха Кирилла — митрополит Никодим (Ротов). На момент смерти патриарха Алексия он возглавлял ОВЦС и был самым влиятельным управленцем в РПЦ, претендовавшим на некую независимость от власти. Оппозиция Никодиму в Церкви была очень сильна. Зарубежные архиереи не доверяли ему, так как считали его ставленником КГБ (об этом много говорили в «карловацких» кругах). В России старые консервативные священники утверждали, что Никодим — филокатолик и «продаст нас красным шапкам» (то есть, будет продвигать слияние РПЦ с Католической церковью).

Однако решающую роль в «заваливании» кандидатуры Никодима сыграло «письмо» священника Николая Гайнова и группы мирян (Феликс Карелин, Лев Регельсон и Виктор Капитанчук) о «ересях митрополита Никодима». Автор письма, провокатор от КГБ Феликс Карелин известен также тем, что организовал посадку членов литературного «кружка Кузьмы» в 1946 году и свёл на нет кампанию за отмену неканоничных решений Архиерейского собора 1961 года и за освобождение Церкви от советского гнёта в 1960-е годы (знаменитое «письмо Эшлимана-Якунина» 1965 года было написано под его руководством). Накануне собора текст «письма» о «ересях Никодима» был распечатан на машинке в 100 экземлярах и разослан всем правящим архиереям РПЦ. В результате кандидатура Никодима даже не была выдвинута.

В дни собора все делегаты находились под строжайшим контролем властей. Об этом подробно пишет архиепископ Василий (Кривошеин) в своих воспоминаниях. Наиболее высокопоставленных церковных чиновников и, прежде всего, зарубежных архиереев, разместили в гостинице «Советская». Рядовых участников собора — в гостинице «Россия». К каждому делегату был представлен сопровождающий от ОВЦС, без которого было невозможно выходить из гостиницы и участвовать в каких-либо встречах. Контакты между самими делегатами также были ограничены (высокопоставленные делегаты из «Советской» не должны были пересекаться с делегатами из «Советской»). Заключительной частью программы собора стала поездка всех делегатов в Большой театр. Участникам собора был представлен балет по мотивам… «Сказки о попе и работнике его Балде».

Помимо выборов патриарха, собор вошёл в историю тем, что на нём были сняты так называемые «клятвы» со старообрядцев. То есть, были отменены решения соборов Русской Церкви 1656 года и 1666–1667 годов об анафеме в отношении людей, придерживающихся старого («дониконовского») обряда. Доклад о необходимости преодоления раскола со старообрядцами сделал на соборе митр.Никодим. Впрочем, решение было, очевидно, запоздалым — за три столетия пребывания в расколе русские старообрядцы оформились в отдельную конфессию, весьма далёкую по своим воззрениям от РПЦ. До сих пор ответных шагов по воссоединению со стороны старообрядцев не последовало.

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

Добавить комментарий