7х7: «Она не имела страха, была какой-то святой». Чем запомнится старейшая рязанская градозащитница Вера Чернышова

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

Екатерина Вулих

В Рязани 24 марта ушла из жизни 86-летняя Вера Чернышова, которая полвека проработала в Рязанском отделении Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). Она не позволила взорвать Екатерининский храм на Центральном рынке, отстояла от сноса Глебовский мост у Рязанского кремля, а сам кремль — тоже благодаря стараниям Чернышовой — не подмыло канализационными стоками. Какие сомнительные проекты властей удалось остановить старейшей градозащитнице и какой ее запомнили рязанцы — в обзоре «7×7».

Вера Чернышова. Фото из архива Веры Чернышовой, предоставлено Андреем Петруцким, источник — 7Х7.

50 лет в градозащите

В некрологе, который опубликовали в день смерти Веры Чернышовой в группе Рязанского отделения ВООПИиК, председатель отделения Андрей Петруцкий и зампредседателя Игорь Кочетков описали ее регалии и уникальные объекты, которые удалось сохранить градозащитнице.

«Заслуженный работник культуры РФ, лауреат Всероссийской премии „Хранители наследия“ в номинации „Личность“ Вера Ивановна Чернышова навсегда останется для нас примером настоящего подвижника, неустанным трудом которого были спасены многие памятники истории и культуры. Скромная выпускница исторического факультета пединститута служила родной Рязани, рязанской земле, защищая и сохраняя наше культурное наследие», — говорится в посте.

Девять лет с 1970 года Чернышова проработала ответственным секретарем рязанского ВООПИиК, после чего стала председателем организации. В этой должности она работала до 2017 года, пока позволяло здоровье.

За годы работы Вера Чернышова предотвратила многие действия рязанских властей, которые бы кардинально изменили исторический облик города:

  • Разрушение старинного Глебова моста кирпичной кладки у Рязанского кремля, который хотели реконструировать ради прокладки под ним Северного обхода;
  • Уничтожение части Кремлевского вала: власти намеревались срыть ее для прокладки троллейбусного маршрута;
  • Разрушение Рязанского кремля: власти собирались проложить подземную ливневую канализацию на территории комплекса, а также проложить канализационный коллектор в пойме кремля, это грозило размытием почв;
  • Снос Екатерининского храма на территории Центрального рынка ради расширения торговых площадей (в 1970-е годы в здании храма был склад для хранения овощей и чайная), а также разрушение храма Успения на реке Воже в Рыбновском районе;
  • Уничтожение церковной росписи во время несогласованной реставрации Троицкого храма в поселке Тума, созданной по эскизам художников Василия Васнецова и Михаила Нестерова.

О священниках и бандитах 

До 2002 года Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры было государственно-общественной организацией: руководство получало зарплату, организация собирала взносы с членов организации и предприятий, за счет чего реставрировались и поддерживались в пристойном виде некоторые объекты исторического и культурного наследия.

Затем финансирование организации прекратилось, Вера Чернышова стала градозащитником-добровольцем. До 2010 года у организации сохранялась функция утверждения проектов застройки исторических территорий, и Чернышова, по словам Андрея Петруцкого, «и во времена СССР, и после [его] развала была для рязанской власти и застройщиков врагом номер один».

— Вере Ивановне в девяностые годы угрожали бандиты, и общество «зеленых» Радиотехнического института организовало для нее круглосуточную охрану, — вспоминает Петруцкий. — В 1991 году ее забирали в милицию за то, что она стояла у «Барса» [торговый дом на Московском шоссе, в те годы — крупнейший универмаг] и собирала подписи против прокладки канализационного коллектора в пойме Рязанского кремля. Бандиты однажды угрожали ее дочери, но Чернышова ни разу не поставила подпись под проектом, который нанес бы вред историческому наследию города.

В 1985 году под угрозой потери работы и санкций партийных органов Вера Чернышова как заместитель председателя рязанского отделения ВООПИиК разрешила рязанской Епархии провести торжественное заседание и награждение священников — участников Великой Отечественной войны в стенах рязанского Кремля. По тем временам это был смелый поступок. Впервые после погрома 1920-х годов священнослужители смогли официально собраться в своей бывшей обители.

— Она не имела страха, была какой-то святой, и высшие силы ее хранили. Она была если не Жанной д’Арк, то личностью для нашей провинции выдающейся. Без нее облик Рязани мог бы стать совсем другим, — так описал жизнь Чернышовой Петруцкий.

Награждение священников — участников Великой Отечественной войны, 1985 год. Фото из архива Веры Чернышовой, предоставлено Андреем Петруцким. Источник — 7х7.

О выселении

В том же 2002 году Горсовет Рязани отобрал у организации здание на территории кремля, которое было передано ей в безвозмездное пользование в советские годы. По мнению Петруцкого, это была месть депутатов за несгибаемость Чернышовой в вопросах застройки. Какое-то время она отстаивала право на него, но через пять лет организацию окончательно выселили из помещения под предлогом подготовки зданий к передаче Рязанской епархии. Больше 10 лет оно никому не было нужно, разрушалось, с него сорвало кровлю. Три года назад изгнанные из здания члены ВООПИиК добровольно перекрыли на нем крышу, хотя сами все это время оставались без помещения для встреч, хранения книг и документов.

— Мы уже много лет живем без помещения, без зарплаты и работаем на чистом энтузиазме, — рассказывала Вера Чернышова в 2017 году об отношении рязанских властей к ВООПИиК. — Весь бесценный архив и библиотека Рязанского ВООПИиК лежит у меня дома. Мы с Андреем Петруцким вывозили все это вручную из Рязанского кремля, когда нас фактически выжили из дома, отключили воду и отопление. Много лет мы просим отдать нам дом священника Любомудрова, который ВООПИиК курировал много лет. Но пока кроме обещаний мы ничего не видели.

По воспоминаниям градозащитницы Надежды Травиной, когда организацию выселили из здания на территории кремля, Вере Чернышовой и Андрею Петруцкому пришлось раздавать многие книги из библиотеки ВООПИиК — об истории и культуре Рязани, о создании предприятий.

— Но и даром они нужны были не многим — мало кто у нас интересуется историей, краеведением. Но она не могла допустить, чтобы такая ценность пропала. Мы сейчас теряем очень много исторических и архитектурных ценностей, а без Веры Ивановны потеряли бы кратно больше, — говорит Травина.

О вере в энтузиастов

Близко знакомые с Чернышовой рязанцы вспоминают, что она обладала даром убеждения, могла доказать чиновникам свою правоту о недопустимости сноса того или иного объекта, застройки какой-то исторической части города.

По словам председателя Рязанского отделения ВООПИиК Андрея Петруцкого, Чернышова была первым в Рязани девелопером: бывший мэр Валерий Рюмин отдал ей в распоряжении весь 22-й квартал (историческая часть города на Новослободской), и она расселяла людей из старых домов, привлекала инвесторов и строила новые двухэтажные дома «под старину», по всем правилам застройки в границах охраняемых частей города.

— Что тогда творилось — в девяностые трубы невозможно было достать, а она все нашла, эта хрупкая женщина. Благодаря ей этот исторический «кусочек» остался не застроенным высотками, — высказался Петруцкий. 

Как вспоминает историк и гражданский активист Ирина Кусова, в 2013 году она была в Санкт-Петербурге на семинаре по градозащите.

— Когда организаторы узнали, что я из Рязани, сказали так: «Пока жива-здорова ваша Вера Ивановна, мы спокойны за город, она не даст его разорить». Ее знали, в нее верили далеко за пределами Рязани.

Но к середине 2010-х годов сама Вера Чернышова, по мнению коллег,  перестала верить в возможность договориться с рязанскими властями, хотя продолжала верить в силы и победу энтузиастов.

— Я вижу, это живое дело, живое общество, интересные, разносторонние люди, — говорила Вера Чернышова о созданной для координации российских градозащитников ассоциации «Хранители наследия» в 2015 году. — Это так поддерживает нас сейчас, когда мы уже почти потеряли надежду — например, сейчас в Рязани рассматривают проект сноса 100 домов в исторической части города. Раньше мы в подобных случаях обращались в Москву за помощью, а теперь и обращаться не к кому… Поэтому я приветствую это новое ваше и наше общество!

Андрей Петруцкий называет свою коллегу бессребреницей — обустройство быта и материальные блага для нее были вторичными в жизни. По его словам, ее квартира в доме на Новослободской так и осталась не отремонтированной —  Чернышова до самой смерти жила там почти в спартанских условиях.

Об «уголке памяти» 

Веру Ивановну похоронили 27 марта на Новогражданском кладбище в Рязани, на прощание с ней приехали десятки горожан. По словам зампредседателя регионального ВООПИиК Игоря Кочеткова, как только прошел первый шок после известия об ее уходе из жизни, коллеги задумались над увековечением памяти Чернышовой.

— В ближайшее время постараемся оцифровать ее фотографии, разобрать архивы, — пообещал он. — Нужно будет создать какой-то уголок памяти Веры Чернышовой, с краткой биографией, фотоснимками. Пока не знаем, где это сделать, мы обязательно сохраним память о ней и расскажем тем, кому небезынтересна история нашего города.

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

Добавить комментарий