«Тараканы — под диваны», или «насколько всё это серьёзно»

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

Вот «Правмир» опросил нескольких экспертов по поводу свежих данных ВЦИОМа (тех самых, в которых, согласно опросам, «число православных уменьшилось, число атеистов возросло»).

Каждая реплика по-своему любопытна. Самым содержательным мне показался комментарий д.ф.н. Якова Тестелеца:

«Результаты опроса — это то, что люди про себя сообщают. А интерпретировать такие факты, объяснять изменение данных по годам — гораздо более сложная задача. Люди могут допускать, что религия — определенная часть их жизни по каким-то мотивам. Очень трудно понять, насколько все это серьезно. Это можно выяснить только в результате очень долгого кропотливого анализа, который одним опросом не делается».

Иными словами, то, что люди говорят о себе — это только то, что они говорят о себе) А что там на самом деле — ещё проверять надо. И сделать это совсем непросто. Возможно, подлинная картина появится только постфактум, — то есть, уже не у социологов, а у историков.

В жизни ведь всё часто происходит, как в «Муху-цокотухе». Все рады чайку попить, да ещё в хорошей компании. А как придёт паук — так сразу «тараканы под диваны, козявочки под лавочки», и «пропадай-погибай именинница». Декларировать ценности — одно, отстаивать их в неудобной ситуации, рисковать чем-то за свою принадлежность к сообществу — совсем другое. И что касается религиозной самоидентификации — тут всё очень пластично и труднопредсказуемо.

Это, кстати, уже продемонстрировала история Церкви и общества в XX веке. Широко известно, что лишь меньшая часть «практикующих православных» из дореволюционного периода проявили себя как «практикующие» после 17 года. Этот факт любят обсуждать все, в том числе и православные «лидеры мнений». Хотя он — только верхушка айсберга, -то есть, картина им не исчерпывается. Потому что реально церковное сообщество при советской власти не только сократилось, но и обновилось. Местами достаточно радикально.

Удивительно не то, что в годы гонений много людей из Церкви ушло. Удивительно, что некоторое количество ещё и пришло.

Изучая биографии новомучеников, поражаешься тому, сколько среди них «случайных людей» и «сумасшедших», которые пришли в Церковь не в сытом 1913-м, а, например, в кровавом 18-м или 19-м. Сколько священников 19-го или 20-21-го годов хиротонии. Почти все они были без всякого семинарского и тем более академического образования, на недостаток которого в наших священниках традиционно жалуется о.Георгий Митрофанов (в этом материале «Правмира» он тоже это делает).

Именно эти люди в подавляющем большинстве заплатили кровью за свои «религиозные убеждения» в 20-е и 30-е. Хотя они ни семинарий не оканчивали, ни катехизации в современном смысле слова не проходили. Тогда как огромное количество «маститых» архиереев и протоиереев дореволюционной выучки с диссертациями и учёными степенями по богословию органично встроились в советскую жизнь и скончались гораздо позже, ближе к войне, и не от репрессий, а от болезней или голода.

А как легко многие члены «Союза русского народа» (мощнейшей православно-патриотической организации предреволюционных лет) перековались в обновленцев, союзников большевиков по «антирелигиозной работе» и убеждённых сталинистов. Известных примеров масса — от лидеров обновленцев Красницкого до «сталинского патриарха» Алексия Симанского. Но ещё больше неизвестных. Какие соцопросы могли бы такое предсказать? Думаю, при любом опросе до 17-го года все эти люди высказывались бы за «веру, царя и Отечество».

Владимир Красницкий, один из основателей обновленчества. Фото — Википедия.

А были ведь ситуации противоположного свойства. Например, когда человек вроде и работал в церковных учреждениях, но не высовывался, и никто не видел в нём борца за веру и никаких подвигов от него не ждал. Думали, так — сибаритствует, ищет, где потеплее и посытнее. Такие в первые годы гонений обычно «залегали на дно», но и с ними происходили иногда совершенно сказочные истории.

Самый яркий пример — священномученик Пётр (Полянский). До революции он был обычным синодальным чиновником, «пиджачником». Когда старый церковный аппарат был разрушен, он устроился бухгалтером на советское предприятие, потом директором школы.

«Это был жизнерадостный и весёлый человек: хорошая шутка и звонкий смех были с ним неразлучны. Это был сговорчивый и уступчивый человек — отнюдь не фанатик и не изувер. Он любил хорошо покушать и не прочь был немного выпить. Он оказался самым непоколебимым и стойким иерархом из всех, которых имела Русская Церковь со времён патриарха Ермогена», —

пишет о нём Краснов-Левитин.

Пётр Фёдорович Полянский, 1890-е годы. Фото — Википедия.

То есть, если бы нашим современным церковным «либералам» попался Пётр Фёдорович Полянский образца 1917-го года, они бы сказали, что это тот самый тип человека, который «отталкивает людей от Церкви».

Судя по внешним данным, этому человеку совершенно никакой нужды не было не то, что идти в мученики, а вообще как-то связывать себя с Церковью. Он мог бы неплохо пожить при советах, — так, что о его работе в синодальных структурах при царском режиме и «забыли» бы. Но почему-то в какой-то момент его, как говорится, «переклинило». Дальше было монашество в 20-м, архиерейство и практически непрерывная череда ссылок и тюрем вплоть до расстрела в 37-м.

Или рукоположенный тем же митрополитом Петром священник Михаил Шик. Он до 18 года был вообще некрещёным. Богатая еврейская семья, папа — хозяин меховой фабрики, учёба во Франкфурте, работа в Московском университете… Сложно представить более несоответствующий для священника бэкграунд. По меркам светского общества ему, с его образованием и связями, нужно было бежать к родственникам в Европу, а не спасать Церковь в советской России. Но он выбрал то, что он выбрал, и оказался в 37-м на Бутовском полигоне.

Cвященник Михаил Шик. Расстрельная карточка.

Так что, конечно, аккуратнее надо с критериями «воцерковлённости», с «захожанами» и «неофитами». Социология — это очень ценно, но вопрос в интерпретации данных. Проверить их достоверность реально сможет только история. Прошу прощения, что длинно)

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

Добавить комментарий