Патриарх Кирилл рассказал о своём особом отношении к проблеме восстановления храмов

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

16 ДЕКАБРЯ 2019 Г. ЧЁРНОЕ И БЕЛОЕ. 13 декабря 2019 года в Сергиевском зале кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве патриарх Кирилл встретился с молодыми реставраторами и волонтёрами, участвующими в программах по спасению памятников церковной архитектуры, сообщает Патриархия.ру.

Патриарх поделился воспоминаниями о том, как сам участвовал в восстановлении старинных храмов, будучи архиепископом Смоленским.

«Когда в далеком 1985 году меня из Петербурга перевели в Смоленск, я соприкоснулся с такой реальностью, в которую и верить не хотелось. По списку в Смоленской епархии числилось 35 храмов, но когда я их объехал, я насчитал только 22, в которых можно было совершать службы,— остальные представляли собой тяжелейшую картину.

Вспоминаю, как впервые столкнулся с этим в селе Липецы. Замечательное, очень известное место, где некогда была усадьба Хомякова, где бывали наши славянофилы, — от нее остались только полуразрушенные конюшни и храм. Просматривая списки действующих храмов Смоленской области, я очень обрадовался, когда обнаружил среди них храм в Липецах, и решил туда поехать. Подъезжая, я увидел церковное здание и спросил сопровождавшего меня человека: «А это закрытый храм? Или тот, куда мы едем?» — «Тот самый, в селе Липецы». Но внешне храм выглядел именно как заброшенный: стекла выбиты, водосточные трубы искорежены, крыша невесть какая… Я был в смятении и думал: что-то не так, храм наверняка не действующий. Войти было невозможно, поскольку священника на месте не оказалось: приход был настолько бедный, что один батюшка отвечал сразу за несколько храмов, и в тот день в Липецах его не было. Однако нам все же удалось заглянуть вовнутрь через окна. Действительно, храм был действующий: иконостас, покрытый невесть чем аналой, грязь страшная…

Фото — фотослужба патриарха Московского и всея Руси.

Такими были многие храмы, открытые во время немецкой оккупации. Вы знаете, что оккупанты, желая заручиться поддержкой населения, позволили открывать храмы, но, конечно, никаких средств в них никто не вкладывал. В каком состоянии они были к началу войны, в таком они стали использоваться, и так продолжалось до 1985 года, когда я оказался в Смоленске. Никаких работ до того не проводилось, и я поставил перед собой довольно сложную задачу: начать реставрацию этих деревенских храмов. По милости Божией мы отреставрировали почти все, которые находились в таком состоянии; а потом уже было не до реставрации — появилась возможность строить и открывать новые храмы.Оставались только два-три полуразрушенных храма, которые сейчас также приведены в порядок, но тогда у меня не хватило на них времени, потому что мы начали стали строить новые храмы.

Вот таким образом я был вовлечен еще в советское время в тему возрождения порушенных и оскверненных святынь. И неслучайно я рассказываю эту историю, чтобы вы поняли мое особое отношение к проблеме восстановления наших храмов».

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

Добавить комментарий