Монастырский «остров невезения»

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

Ситуация в Александро-Невской Лавре — это не просто очередная тяжба монастыря с музеем, это какая-то квинтэссенция печали.

Cвято-Троицкая Александро-Невская Лавра в Санкт-Петербурге. Фото — Фото-ревю.

Читаешь вот этот текст — и ощущение безнадёжности одолевает. Потому что ни одна сторона не слышит другую. И, главное, все ведут себя так, будто это какая-то местечковая история. Как они выглядят в глазах общества, как слова их отзовутся, они не задумываются.

Автор (который, конечно, на стороне музейщиков) упрекает Церковь в «реваншизме» и нежелании «примириться» с музейным сообществом. Говорит о мифической «церковной реституции» как о свершившемся факте и о «психологическом давлении» на сотрудников музея со стороны руководства Лавры.

Наместник Лавры, епископ Назарий, если верить публикации, называет музей «наследием богоборческой эпохи» и, очевидно, воспринимает его соответствующе. Не верит, что музейщики сохраняют культурное наследие, и считает, что они просто зарабатывают деньги на обломках чужих могил. И вообще, Церковь справится с сохранением памятников «ничуть не хуже».IMHO, некоторая правда, и, вместе с тем, некоторая некомпетентность и неадекватность имеет место в каждом случае.

Музейщики правы в том, что квалифицированную охрану и реставрацию памятников в наши дни можно поручать только специалистам. Причём, кроме государственных институтов в России никто не способен это организовать. У Церкви не хватит на это ни денег, ни компетенций.

Вместе с тем, слова про «реституцию» и «реваншизм»- это какие-то фантазии. Конечно, никакой реституции в России нет и не было. Ни церковной, ни какой бы то ещё. Есть закон о «передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения». Что совсем не одно и то же. И ясно, что Лавра, прежде всего, хочет, чтобы храмы были восстановлены и использовались как храмы, а доступ к могилам, например, новомучеников был свободным для верующих (сейчас вход на кладбище — по билетам). И это тоже — культура. Хотя музейщики почему-то полагают, что культура в этой истории- это только они.

Слова владыки Назария о музее как «наследии богоборческого режима» — это, как ни крути, историческая правда. Но вопрос в том, справедливо ли вину за преступления коммунистов возлагать на сегодняшних реставраторов и экскурсоводов?

И да, стремление Лавры непременно получить все объекты Монастырского острова в собственность имеет под собой исторические основания. Но вот только нужно ли это РПЦ прямо сейчас? Создаётся впечатление, что собственность на недвижимость стала для Церкви основным символом её власти в обществе. А «свет миру» и «соль земли» — это какие-то красивые слова из истории мировой литературы.

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

Добавить комментарий