Sota-vision: Вид на битву с колокольни: как РПЦ относится к участникам протестных акций

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter
Акция в Перми 31 января 2021 года. Фото — 59.ru.

Анна Макарова

В потоке новостей о задержаниях организаторов и участников несанкционированных акций (а также журналистов, адвокатов и проходивших мимо граждан) неожиданно выделилось сообщение об уголовном деле, которое намерены возбудить против хабаровского священника – протоиерея Андрея Винарского.

Это не первое в России уголовное дело по печально известной «дадинской» статье (статья 212.1 Уголовного кодекса, по которой за неоднократное нарушение порядка проведения собраний, митингов и прочих публичных акций предусматривается наказание от штрафа до лишения свободы на срок до пяти лет). Зато это первый случай в новейшей истории Русской Православной Церкви, когда за участие в несанкционированных митингах привлекается священнослужитель.

Отец Андрей Винарский – клирик Биробиджанской епархии, настоятель храма св.Николая Чудотворца в поселке Николаевка Еврейской автономной области (населенный пункт расположен неподалеку от Хабаровска). Батюшке пятьдесят лет, из которых более двадцати он является священнослужителем и, кстати, занимает должность председателя Епархиального суда (об этом сообщает официальный сайт епархии).

Но светской аудитории батюшка стал известен не приходской деятельностью, а поддержкой арестованного экс-губернатора Хабаровского края Сергея Фургала. Напомним, что акции сторонников бывшего губернатора проходят в Хабаровске с лета 2020 года – именно за участие в них о.Андрей уже несколько раз был задержан, оштрафован в совокупности более чем на 150 тысяч рублей и даже арестован на трое суток. На акции батюшка приходил в мирской одежде и свой сан никак не демонстрировал, подчеркивая, что участвует в протестах как простой гражданин, а не служитель Церкви. В интервью ресурсу гражданских активистов Activatica священник рассказал, что впервые вышел поддержать арестованного губернатор 14 июля. Он переживал за участвующую в акции дочь, да и сам был солидарен с протестующими, поскольку «не было основания не доверять информации, что Фургал в одном деле точно не виновен». Участие в акциях отец Андрей объяснил желанием заступиться за несправедливо обвиняемого человека.

В ноября 2020 года, после задержания нескольких независимых журналистов, освещавших протестные акции в Хабаровске, протоиерей в меру сил продолжил их дело – завел блог в Instagram и стал вести стримы с площади Ленина: по его словам, он надеялся, что власти перестанут оказывать давление на журналистов, если трансляции с митингов начнут массово делать обычные люди. На данный момент у блога более 1500 подписчиков. Батюшка намерен продолжать стримы, пока его не смогут сменить профессиональные журналисты.

В своем участии в акциях о.Андрей не видит ничего противоречащего Основам социальной концепции Русской Православной Церкви. В данном документе есть формулировка «Церковь сохраняет лояльность государству, но выше требования лояльности стоит Божественная заповедь: совершать дело спасения людей в любых условиях и при любых обстоятельствах. Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении. Христианин, следуя велению совести, может не исполнить повеления власти, понуждающего к тяжкому греху». Именно на это место церковного документа хабаровский священник ссылается, объясняя, почему считает для себя возможным и даже необходимым участие в акциях протеста в защиту несправедливо обвиненного.

О чем говорится в Основах социальной концепции РПЦ?

«Основы Социальной концепции Русской Православной Церкви» были приняты на Юбилейном Архиерейской соборе 2000 года – в этом обширном документе сформулирована официальная позиция РПЦ по животрепещущим вопросам современности, от биоэтики до экономики.

Особенно интересны разделы, посвященные политике и отношениям с государственной властью, – некоторые формулировки, вроде процитированного выше фрагмента, в нынешних реалиях могли бы потянуть на обвинение в экстремизме. Впрочем, они смягчаются другими, в которых подчеркивается, что «Церковь не считает для себя возможным становиться инициатором изменения формы правления». То есть служители Церкви не могут призывать кого-либо к смене власти насильственным путем, но, если государственная власть потребует от граждан того, что является грехом с точки зрения христианского вероучения, верующие могут не подчиняться.

Основная мысль документа в том, что Церковь и светское государство имеют разные цели, хотя вполне могут взаимодействовать там, где цели эти пересекаются (миротворчество, развитие образования, здравоохранения, благотворительности, охрана культурных памятников и т.п.). А вот кое-что духовенству запрещено: нельзя работать в разведке, участвовать в политической борьбе и агитации, в гражданской войне и агрессивных военных действиях против других государств, а также заниматься государственным управлением (кстати, документ вступает в конфликт с Конституцией РФ – по ней любой гражданин имеет право быть избранным в органы государственно власти, а согласно Основам социальной концепции священнослужители выставлять свои кандидатуры на выборах не могут).

Подобная осторожность объясняется горьким историческим опытом: и участие священнослужителей в работе Государственной Думы на излете существования Российской империи (как и попытки принять участие в политике в перестроечный период), и стремление поддержать одну из сторон конфликта в Гражданской войне принесло больше проблем, чем пользы для пастырской деятельности. В 1919 году патриарх Тихон призвал духовенство воздержаться от участия в политике: нужно было сохранить возможность церковного служения в стране независимо от того, кто придет к власти.

Зато долгом Церкви является «печалование перед государственной властью о нуждах народа, о правах и заботах отдельных граждан или общественных групп», которое предлагается осуществлять «через устное или письменное обращение к органам государственной власти». Об этом пункте документа также упоминает отец Андрей Винарский.

На этот же пункт Основ социальной концепции ссылались осенью 2019 года священники, подписавшие известное письмо в поддержку фигурантов «московского дела». Письмо с призывом пересмотреть несколько судебных решений и смягчить приговоры, несоизмеримые с тяжестью содеянного, подписали около ста восьмидесяти священнослужителей, – первое (и пока единственное) масштабное выступление представителей РПЦ против судебного произвола. Правда, речь шла именно об отдельных представителях: высшая иерархия инициативу не поддержала. Хотя и не осудила – дело ограничилось сдержанно-расплывчатым комментарием Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ: мол, церковь печется о нарушении прав конкретных заключенных, но не вмешивается в ситуации, когда какие-то политические движения используют факт осуждения в своих интересах; авторы письма вряд ли знают детали конкретных уголовных дел, чтоб решительно утверждать, что суд несправедлив; но при этом, раз уж судебный процесс такой важный, Правозащитному центру Всемирного Русского Народного Собора поручается материалы этих дела изучить и вмешаться, если надо (какие выводы сделали представители центра после изучения материалов, не сообщалось).

Вообще-то публичное заявление священников без благословения архиереев можно было объявить «нарушением субординации», и некоторым подписантам, действительно, пришлось писать объяснительные записки своему священноначалию. В СМИ появлялась и информация о более строгих мерах по отношению к отдельным клирикам, подписавшим письмо, (временное запрещение в служении ярославского священника Александра Парфенова, освобождение от послушания о. Марка Мазитова в Ханты-Мансийске), но эти случаи церковные власти обосновывали не подписями иереев на обращении по «московскому делу», а иными причинами.

Вернемся в Хабаровск: грозит ли в данной ситуации какое-то наказание за нарушение канонов отцу Андрею Винарскому? Формально – нет, так как с канонической точки зрения он ничего и не нарушал: ведь батюшка а) высказывается в поддержку Сергея Фургала как частное лицо, а не как представитель иерархии (на что потребовалось бы благословение священноначалия), б) поддерживает экс-губернатора как несправедливо обвиняемого (это не назовешь политической агитацией). А на самом деле, как и в случае с подписавшими «письмо клириков», многое зависит от позиции руководство Биробиджанской епархии: всегда можно найти какой-нибудь не связанный с этой историей повод «наказать» священнослужителя (например, переместить на другой приход), но не факт, что такой повод будут искать.

А будет ли РПЦ как-то заступаться за протоиерея, привлеченного к суду за участие в несанкционированных акциях? Вряд ли. Во-первых, не осуждая открыто подобные «печалования о нуждах народа», руководство РПЦ скорее их терпит, чем одобряет (ведь было бы гораздо спокойнее, если бы клирики не упоминались в новостях в связи с политическими процессами, а заботу о нуждах народа предоставили доносить до властей Патриарху и архиереям). Во-вторых, сам священник в интервью подчеркивает, что не хотел использовать свой сан, чтобы обезопасить себя от полиции или повлиять на решения судей.

Как РПЦ относится к нынешним протестным настроениям в стране?

Формально – никак. Официальной позиции по поводу затяжных протестов в Хабаровске или недавних митингов в Москве Русская Православная Церковь не формулировала, заявлений не делала, участие в митингах прихожанам не запрещала. При этом отдельные священнослужители, конечно, могли свои точки зрения высказывать – они и высказывали.

На правом фланге, например, известный проповедник о.Андрей Ткачев, который, переехав в Москву с Украины, занимает провластную позицию. Комментируя протесты в Хабаровске, в интервью каналу Царьграду он объяснял, что «на демонстрации, как мне кажется, бегут люди с завышенным чувством собственной значимости, не нашедшие применения своим силам и талантам в обычной мирной жизни без бузы, без провокаций, без криков и без желания ниспровергнуть то, что вроде бы устоялось», а митинги в поддержку Навального 23 января в своем телеграм-канале назвал крестовым походом детей – «мяса в руках взрослых циников».

На левом фланге – засветившийся и среди подписавших письмо по «московскому делу» протоиерей Андрей Кордочкин: в своем фейсбуке, не выражая особых симпатий к Алексею Навальному, он отметил, что суд над оппозиционером стал «совокупностью нарушений», что так же недопустимо, как и «применять к силу к людям, которые, выходя на улицы, не совершают насильственных действий, а лишь прибегают к гарантированному Конституцией праву “собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование”». Но, впрочем, о.Андрей служит в Мадриде, и, возможно, потому несколько свободнее в своих высказываниях (еще проще открыто поддержавшей Алексея Навального на акции в Вене инокине Вассе, члену Межсоборного присутствия РПЦ, – она ведь монахиня Русской Православной Церкви Заграницей).

Интереснее обратить внимание на то, как отзываются о протестах представители иерархии, занимающие высокие посты в синодальных учреждениях. 30 января глава отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Иларион в интервью каналу Россия-24 предсказуемо осудил вовлечение в политические акции несовершеннолетних и напомнил об опасностях революционных потрясений, но при этом упомянул о социальных проблемах и высоком уровне коррупции, из-за которых люди выходят на улицы. Видимо, этой лаконичной оценки событий телеканалу показалось мало, потому что утром 31 января в эфир выпустили уже «тяжелую артиллерию»: митрополит Тихон (Шевкунов) в созданном по его инициативе парке «Россия – Моя история» долго и обстоятельно вещал об уроках революции 1917 года (в его версии истории процветающую страну столкнули в пропасть представители элиты и интеллигенции под влиянием иностранных агентов).

Однако владыка Тихон – отнюдь не рупор Московской Патриархии, у него «своя программа», направленная на поддержку государственной власти и обусловленная давними личными связями с президентом (при этом отношения митрополита и патриарха натянутые). Сделать выводы о позиции патриархии можно, скорее, по той оценке, которую дал митингам 23 января глава Учебного комитета РПЦ протоиерей Максим Козлов в интервью каналу «Спас» (печатная версия интервью появилась на сайте журнала «Фома»). У председателя УчКома репутация человека, чьи публичные высказывания взвешены, осторожны и не расходятся с позицией священноначалия. Казалось бы, можно было ожидать уже знакомой «антиреволюционной» аргументации. Однако глава Учебного комитета предпочел объяснить участие в митингах молодежи не влиянием циничной пропаганды, а тем, что, в отличие от поколения 90-х, когда «наряду с многим трудным, трагическим было все же и нечто вдохновляющее, надежда на обновление нашего общества», у современных молодых людей накопилась усталость от несменяемости власти и отсутствия тех, кто может выразить их чаяния.

Не называя имени Алексея Навального, протоиерей туманно отметил, что причины протеста не сводятся к влиянию пропаганды его сторонников: «ни господин, за свободу которого ратовали, ни строительство зданий, которое вызвало великий социальный гнев, конечно, не является настоящей причиной произошедших событий, нельзя свести к тому, что господин этот плох, а дворец принадлежит государству, вот дело ведь не в этом». Также священник много говорил в интервью о том, что церковь должна быть открыта для всех граждан, независимо от политических взглядов, чтобы прийти туда и, возможно, покаяться в излишней жестокости могли бы как участники протестов, так и сотрудники правоохранительных органов.

Все это укладывается в рамки Основ социальной концепции РПЦ. Но заметное нежелание председателя Учебного Комитета осуждать протестующих позволяет предположить, что представители церковной иерархии не очень уверены в дальнейшем развитии событий и предпочли бы не оказывать поддержку ни одной стороне конфликта, сохранив нейтралитет.

На всякий случай. Почти как патриарх Тихон во время Гражданской войны.

Источник — Sota vision, 03.02.2021

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

Добавить комментарий