«Федерал-пресс»: Самые религиозные губернаторы Дальнего Востока. От «дивеевского братства» до буддийских алтарей

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

К религии в наше время можно относиться по-разному. Кто-то считает ее пережитком прошлого, кто-то – духовной скрепой, кто-то вообще не особо задумывается по этому поводу. Однако нельзя отрицать тот факт, что она остается важным фактором как в жизни общества, так и в политике. Чего стоят одни протесты против французского президента, недавно прошедшие по всему миру. В конце концов, религиозные институты объединяют большое число людей. А значит, их позиция по самым значимым вопросам является важной составляющей. Для современной России, во всяком случае, это более чем справедливо. Все-таки неспроста патриарх Кирилл остается одним из главных ньюсмейкеров страны. Дальний Восток в этом плане стоит несколько особняком. Как отмечают эксперты, позиции религиозных организаций здесь не очень сильные. За исключением разве что буддизма, общероссийский центр которого находится в Бурятии. Между тем власти регионов оказывают поддержку той или иной конфессии. «ФедералПресс» разбирался, в каких отношениях с религией находятся губернаторы ДФО.

Православные атомщики

Одним из наиболее религиозных дальневосточных губернаторов является глава Сахалинской области Валерий Лимаренко. Еще во время работы в «Росатоме» чиновник активно участвовал в строительстве и восстановлении церквей. По долгу службы он работал в Сарове, закрытом наукограде. Там, помимо всего прочего, находится Свято-Успенская Саровская пустынь. Это один из известнейших православных монастырей, связанный с именем Серафима Саровского.

Лимаренко часто называют членом так называемого дивеевского братства. Так именуют группу российских высших чиновников, связанных с двумя крупными нижегородскими обителями – Саровской пустынью и Дивеевским монастырем. В нее входят глава администрации президента Сергей Кириенко, сенатор Андрей Клишас, губернатор Нижегородской области Глеб Никитин и даже нынешний премьер-министр Михаил Мишустин. Все они так или иначе связаны с возрождением храмов Нижнего Новгорода. Кто-то входит в попечительские советы и руководство церковных фондов, кто-то просто оказывал посильную помощь.

Валерий Лимаренко, например, принимал деятельное участие в восстановлении нижегородского храма имени Серафима Саровского. Это была и личная, и корпоративная инициатива: в проекте участвовало все руководство «Росатома». Достаточно сказать, что сопредседателем фонда Серафима Саровского в свое время являлся Сергей Кириенко – бывший глава атомной корпорации. Именно его считают центральной фигурой «дивеевского братства». В конце концов, у него есть колоссальные возможности влиять на кадровую политику в стране. Даже нынешнего премьера многие считают креатурой Кириенко.

Cергей Кириенко. Фото — Federal press.

Насчет Мишустина, конечно, можно поспорить, но вот в случае с назначением Валерия Лимаренко сомнений нет. Нынешний глава Сахалинской области никогда не скрывал связи с руководителем президентской администрации. Более того, это стало одним из главных козырей в его предвыборной кампании: мол, смотрите, у меня налаженные контакты с Кремлем.

В общем, трепетное отношение Лимаренко к православию вполне объяснимо. Помимо храмов, он помогал восстановить одну из главных святынь Дивеевского монастыря – Святую Канавку. Собственно говоря, с нее и началась судьба этой обители. Своей религиозности губернатор никогда не скрывал. Вот, например, что он заявлял в одном из интервью времен работы в «Росатоме»: «Мы связываем успешное овладение 6D-технологией с тем, что, приехав на Пасху в Японию, сначала зашли в православный храм, а уже потом занялись профессиональными делами. Отдав дань уважения духовному, мы успешно начали постигать технические премудрости».

На губернаторском посту Лимаренко тоже не раз касался темы религии. В конце прошлого года, например, он, распекая главу Томаринского района, сказал: «Вы должны бояться Бога больше, чем меня». Речь тогда шла о ремонте крыши в одном из храмов.

Что характерно, ключевые фигуры в управленческой команде Лимаренко – не менее религиозные персоны. Так, нынешний первый заместитель губернатора Сергей Байдаков долгое время возглавлял московское отделение Императорского православного палестинского общества (ИППО). Главой этой организации является Сергей Степашин, бывший председатель Счетной палаты и давний соратник Кириенко. ИППО, как заявляется на сайте общества, «утверждает православное присутствие в библейском регионе» и «отстаивает позиции России на Ближнем Востоке». А заодно проводит паломничества и формирует гуманитарные миссии. Председателем комитета почетных членов ИППО является патриарх Кирилл.

Фото — Federal press.

Связан с религией и зампред островного правительства Сергей Олонцев, тоже бывший атомщик. Он принимал деятельное участие в строительстве храма при Белорусской АЭС. В этом году Олонцев, уже будучи чиновником, принимал участие в освящении этой церкви.

Сторонник Малофеева

Еще один ярый сторонник православия среди дальневосточных губернаторов – глава Хабаровского края Михаил Дегтярев. В прошлом году он вошел в президиум Всемирного русского народного собора (ВРНС). Это по сути крупный форум, созданный русской православной церковью в начале девяностых. РПЦ утверждает, что Собор является крупнейшим общественным форумом страны. Во главе его стоит патриарх, а зампредом является «православный олигарх» Константин Малофеев. Тот самый, что руководит телеканалом «Царьград».

Не очень понятно, чем Михаил Дегтярев занимался в президиуме Собора. Как утверждают в самой организации, он «защищал права молодежи» и выступал на заседаниях как представитель Госдумы.

«Главная задача – сделать так, чтобы русские люди в любой точке мира чувствовали себя защищенными. И имели возможность считать себя русскими, говорить на русском языке, исповедовать православие. Вот главная цель моей работы, я считаю»+, – заявлял Дегтярев во время своего принятия в ВРНС.

Фото — Federal press.

Он также заявлял, что верит в неизбежный апокалипсис, а Россия станет главным врагом антихриста. Впрочем, неоднозначных высказываний у нынешнего врио действительно хватает. Понять, где Дегтярев говорит искренне, а где эпатирует, порой непросто.

Примечательно, что штаб-квартира ВРНС располагается в московском храме, носящем имя Серафима Саровского. Вряд ли это говорит о прямой связи форума с «дивеевским братством», но совпадение интересное.

Еще одна точка пересечения Дегтярева с сахалинским «православным кланом», пусть и косвенная, – это фигура олигарха Малофеева. Бизнесмен, помимо всего прочего, возглавляет общественную организацию «Двуглавый орел». Это объединение православных монархистов, которые проводят по всей стране лекции, круглые столы, общественные мероприятия. Знают о нем немногие, хотя деятельность «Двуглавого орла» порой освещают в СМИ.

«Орел» является дружественной (если не сказать родственной) организацией для ИППО. История их сотрудничества более чем обширна: десятки совместных мероприятий, поддержка одних и тех же петиций и обращений.

В 2018 году, когда на Сахалин только прибыл «зампред от ИППО» Сергей Байдаков, в Южно-Сахалинске неожиданно прошел крупный пикет «Двуглавого орла». Он, насколько можно судить, стал первым и единственным для города. Протестующие тогда выступали в поддержку строительства храма в Екатеринбурге. К слову, акцию тогда многие связали именно с приездом Байдакова, человека весьма православного.

Умеренное православие

Не меньшим религиозным рвением отличается и губернатор Магаданской области Сергей Носов – тоже, кстати, не дальневосточник. Еще будучи директором нижнетагильского металлургического комбината, он принимал активное участие в строительстве и восстановлении церквей. Его предприятие, например, выступало одним из главных спонсоров стройки храма Сергия Радонежского. Сергей Носов часто ходит в церковь. Например, после победы на выборах мэра Нижнего Тагила в 2012 году он сразу же отправился в храм: как раз на Покров Пресвятой Богородицы. В Магаданской области Носов стал частым гостем различных православных мероприятий – от Рождественских чтений до акции против абортов. Губернатор имеет ряд церковных наград.

Фото — Federal press.

Губернатор Приморья Олег Кожемяко в свое время был главным спонсором строительства храма блаженной Ксении Петербургской в Амурской области. Он неизменно бывает в церкви во время важных праздников, записывает поздравления. Однако вряд ли главу Приморья можно назвать сильно религиозным политиком. С другой стороны, именно при Кожемяко во Владивостоке появится самый крупный приморский собор. Начали это строительство, конечно, задолго до него, но открывать церковь, судя по всему, будут именно при нем. На окончание строительства губернатора даже благословил патриарх Кирилл.

С Кожемяко связан и проект 68-метровой статуи Иисуса Христа на Крестовой сопке во Владивостоке. Этот проект губернатору презентовали зимой 2019 года, он даже ездил на возможное место стройки. Инициатива вызвала возмущение у большинства горожан, а потому о ней вскоре забыли.

Впрочем, большинство губернаторов в строительство храмов не вкладываются, зато активно помогают в их возведении по управленческой линии. Этот, в общем-то, обычное сотрудничество с местными конфессиями. Понятное дело, что РПЦ здесь имеет приоритет. Особенно ярко это проявляется в Якутии.

Губернатор Айсен Николаев позиционирует себя как верующего православного человека. Его поддержкой объясняют массовое храмовое строительство в республике. В то же время сторонники традиционных якутских верований, например тенгрианства, жалуются на нежелание властей с ними сотрудничать.+

Между Буддой и Христом

Пожалуй, в самых неоднозначных отношениях с религией находится глава Бурятии Алексей Цыденов. Формально он православный – крещеный, как и многие другие россияне. А вот его жену Ирину можно назвать буддисткой. В одном из интервью она заявляла, что у них дома стоит буддийский алтарь.

Цыденов, конечно, поздравляет жителей региона с главными праздниками (как православными, так и буддийскими), сотрудничает с религиозными организациями республики, посещает храмы и дацаны. В общем, ведет себя как нормальный политик. Однако есть одно «но»: Бурятия – это регион с сильной религиозной и национальной составляющей.

Фото — Federal press.

Это стало одной из причин затяжного конфликта Цыденова с главой российских буддистов, хамбо-ламой Дамбой Аюшеевым. Последний постоянно критикует губернатора по разным поводам. Например, за недостаточные усилия по сохранению бурятского языка и культуры. Или за то, что Цыденов приглашает гостей в ресторан, расположенный в центре нетрадиционного тибетского буддизма. В некоторых заявлениях хамбо-лама и вовсе открыто выражает негатив.

«Я говорил Цыденову и Цыбикжапову (зампред правительства Бурятии.– Прим. ред.) – нам нужны деньги, чтобы помочь овцеводам, купить прядильное оборудование. Они обещали найти 30 миллионов рублей, но обманули, не сдержали слова. Для них отныне закрыты двери в Иволгинский и все другие дацаны»,– заявил Аюшеев в октябре прошлого года.

Цыденову даже пришлось дать официальный ответ: мол, средства ищутся, а Бурятия и без того каждый год тратит десятки миллионов рублей на дацаны и буддийские праздники.

Причин для разногласий более чем достаточно. Тут и конфликт элит, и невысокий рейтинг губернатора, и его непопулярность у бурятских патриотов. Цыденов, например, не говорит на национальном языке. Однако для России подобная ситуация все-таки редкость: как правило, высшее духовенство все-таки находит общий язык с чиновниками.

Артём Кабанков

Источник — Федерал пресс.

ПоделитьсяShare on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

Добавить комментарий