Как сделать РПЦ «запрещённой в России» организацией?

Коротко: всем продолжать в том же духе, информационный отдел — премировать.

Схиигумен Сергий (Романов). На заднем плане — портрет патриарха Алексия II. Фото — кадр из видео на ютуб-канале Всеволода Могучева, znak.com.

В РПЦ при патриархе Кирилле много внимания уделяется теме СМИ. В противоположность прежнему, более консервативному в этих вопросах патриарху Алексию, нынешний предстоятель РПЦ ещё до своего избрания в патриархи давал понять, что диалог с обществом и выстраивание информационной политики Церкви — очень важные для него вещи.

В системе церковных учреждений даже был создан специальный Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви с обществом и со СМИ (звучная и как будто бы говорящая аббревиатура «ОВЦОСМИ»). В первые годы патриаршества Кирилла (2009-2015) ту же работу выполнял Синодальный информационный отдел («СИНФО»).

Это в своём роде церковное министерство по печати и массовым коммуникациям. Возглавляет его писатель и тележурналист Владимир Романович Легойда. Кандидат политических наук, профессор МГИМО.

«Задача Церкви в информационном пространстве — формировать собственную повестку дня»,-

эти и похожие слова неоднократно говорил Владимир Романович на различных церковно-общественных площадках.

Картина, которую мы наблюдаем сегодня, заставляет задуматься: то ли задача «формировать повестку дня» оказалась слишком трудной, то ли «информационное самоубийство» и есть подлинная цель медийной политики РПЦ?

Последняя неделя вынесла этот вопрос на поверхность. Присутствие РПЦ в светском информационном поле и прежде могло быть охарактеризовано как «негативное». Достаточно полистать новости, проанализировать поисковые запросы и выдачу в Гугле и Яндексе, чтобы увидеть — РПЦ для современного пользователя Рунета ассоциируется почти исключительно с анекдотами и скандалами.

Смешное и ужасное в новостях на церковную тему чередуются, как в дешёвой комедии. Один владыка отметился в пьяном ДТП. У другого на квартире нашли точку по производству наркотиков. Очередной священник-педофил арестован. В каждом из кейсов присутствует тема «нетрадиционной ориентации», связей со спецслужбами и финансового мошенничества.

Или вот новый формат церковного присутствия в СМИ: православные ковид-диссиденты, пример синтеза слабоумия и отваги. Их выступления часто имеют больший резонанс, чем проповеди патриарха.

Выражения «часы патриарха» и «нано-пыль» вообще стали мемами нынешнего понтификата.

Образ священника в новостях последних лет — словно списан со страниц советской газеты «Безбожник». Алчные попы отбирают у детей кукольный театр и лыжную школу, призывают оставить девочек без школьного образования. Вот с чем приходит РПЦ к обычному россиянину через его смартфон.

А вот ключевые новости последней недели с тэгом «РПЦ». И все они говорят о том, что формирует повестку дня явно не Церковь.

Номер один. Освящение «главного храма Вооружённых сил».

В сети уже появился мем «ХВС», наряду с «ХХС» (Храм Христа Спасителя).

Информационная подача этого события изначально была негативной. Задолго до самого освящения в прессе была поднята волна о мозаиках со Сталиным и Путиным, о буддийских мотивах в оформлении храма, о богословии войны в современной РПЦ.

Само освящение стало предметом злой иронии и даже глумления в сети. А неприезд президента на церемонию позволил недоброжелателям Церкви в очередной раз посмеяться над патриархом, которого «Путин явно не любит».

Номер два. Дело епископа Флавиана (Митрофанова).

Ещё в марте в сети распространилась информация о том, что череповецкий владыка обвиняется в хранении и распространении наркотиков. Параллельно разошлись сведения о его нетрадиционной ориентации и наличии у него гражданства Великобритании.

История получила развитие. Пранкеры разыграли митрополита Вологодского и Кирилловского Игнатия (Депутатова) — непосредственного церковного начальника Флавиана. Телеграм-канал «Незыгарь» опубликовал стенограмму их разговора, в котором владыка, по мнению некоторых авторов, фактически признаётся, что он гомосексуал, и что способствовал назначению Флавиана на кафедру, не будучи лично знаком с этим человеком.

Номер три. Продолжение сериала с схиигуменом Сергием (Романовым) в главной роли.

27 мая самого активного ковид-диссидента РПЦ запретили в служении. Церковный суд, посвящённый разбору его личного дела, Романов мастерски сорвал. Теперь мы наблюдаем следующий эпизод: отец Сергий не признаёт указов собственного архиерея и отказывается покидать возглавляемый им монастырь.

Причём в сети история приобрела фантасмагорический оттенок. СМИ активно пишут о захвате Романовым монастыря и изгнании игумении с четырьмя сёстрами, что, конечно, не соответствует действительности. Ведь отец Сергий сам построил этот монастырь на собственные средства, как говорится, в чистом поле. Все сёстры обители, за исключением нескольких отошедших, проживают при нём добровольно. А полиция, хотя и искала признаки беспорядков в монастыре, но так и не обнаружила там ничего предосудительного.

Романов за последний месяц вообще стал главным ньюсмейкером со стороны РПЦ. На этой неделе он, в частности, объявил патриарха Кирилла, митрополита Екатеринбургского Кирилла (Наконечного) и митрополита Илариона (Алфеева) отступниками от православной веры и призвал их сложить свои полномочия до церковного суда. Новость о грядущем расколе в РПЦ, соответственно, охватила весь Рунет.

Номер четыре. Обращение правозащитника Льва Шлосберга по поводу новодельных фресок в псковском храме Василия-на-горке.

Церковь Василия-на-горке — памятник культуры федерального значения, один из немногих сохранившихся храмов домонгольской Руси. Его архитектурный облик состоит под охраной ЮНЕСКО.

Внутренние росписи, сделанные в XXI веке, вызывают вопросы у искусствоведов. По документам интерьер храма — не предмет защиты ни государства, ни ЮНЕСКО. В этом смысле обращение едва ли имеет под собой правовое основание, и наверняка сам Шлосберг это осознаёт.

Однако «волна» получилась заметная, и в этом отношении Шлосберг цели уже добился. Мысль о том, что памятники культуры надо защищать от церковников снова запущена в общественное сознание. Образ Церкви как сборища безграмотных мракобесов дополнился новыми подробностями.

Почему это важно? Потому что, разумеется, обо всех этих новостях мы прочитали не на Патриархии.ру, не в журнале «Фома» и даже не на Православии.ру. То есть, не в официальных церковных, или позиционирующих себя как православные, изданиях. Мы прочитали о них в светских СМИ.

Ни по одному из перечисленных сюжетов — очевидно, самых что ни на есть медийных, — официальные спикеры Церкви не дали ни одного ясного комментария. И люди, не знакомые с контекстом, разумеется, прочитали в сетях то, что прочитали. А именно: «РПЦ опасна для общества».

РПЦ — это компания чекистов в рясах, наркоманов и лиц нетрадиционной ориентации. Это сборище людей, отрицающих медицину, которые, если их не остановить, организуют в России массовые заражения людей. РПЦ — это символ антикультуры, безграмотности и мракобесия.

Манипуляция фактами? Да. Но где попытки самой Церкви эту манипуляцию остановить?

«Манипуляции возникают, когда мы не даем информации о своей деятельности. Задача церковных информационных структур — рассказывать о том, что происходит на самом деле», —

говорил В.Р. Легойда в далёком 2012 году. Остаётся спросить — когда же и кто будет эту задачу начнёт выполнять?

Добавить комментарий